ОДЕЖДА РУССКИХ

rus2.jpg (19558 bytes)

В традиционном комплексе одежды русского населения Прибайкалья отмечается севернорусский тип: рубахи, телогреи, тепляки, шушуны (сушуны) и др. (Сабурова, 5-6). К сожалению, подлинные и наиболее характерные образцы, наполненные внутренним, бытийным движением, дыханием времени, исполнительским вкусом, теперь обнаруживаются как величайшая редкость. Потому они являются    драгоценными  и бесконечно дорогими как для носителя материальной культуры, так и для специалиста - собирателя народной одежды.

Вживание русских переселенцев из северных и центральных районов России, а также из южных, западных, украинских губерний в условия местного быта и культуры Сибири  оказалось длительным процессом.

Уже к XVII веку русских здесь оказалось больше, чем всех аборигенов, вместе взятых. Крестьяне и мастеровые быстро и дружелюбно находили взаимопонимание с сибирскими народностями: бурятами, эвенками. Многому учили их и кое-чему с пользой учились у них сами. Русские умели обрабатывать земли, строить дома, коренные жители – охотиться, ловить рыбу, шить теплые вещи из меха и шкур. «Казаки, стрельцы, крестьяне брали себе в жены молодых аборигенок. Эти союзы бывали прочны и дружны. Появлялось на свет младое племя смуглых и чуть широкоскулых сибиряков, наших давних предков, от которых пошел особый тип коренного сибирского населения, сохранившийся до наших дней: в славянский облик вплетаются суженные темные глаза и немного приплюснутый нос, а широкая русская натура легко уживается с азиатской созерцательностью и невозмутимостью». (Шинкарев, 58).

ЖЕНСКИЙ КОСТЮМ НАЧАЛА ХХ ВЕКА.  АВТОР Т.М. БЕЛЯВСКАЯ. НИЖНЕУДИНСКИЙ РАЙОН. ПРИНАДЛЕЖИТ НИЖНЕУДИНСКОМУ ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКОМУ МУЗЕЮМежэтнические контакты наложили отпечаток на культуру русских Приангарья. Они, приспосабливаясь к новым условиям, многое заимствовали у местных народов Сибири, основным занятием которых были охота, рыболовство, животноводство. В Прибайкалье русские  часто отдавали шить бурятам зимнюю верхнюю одежду (шубы, дохи, тулупы), обувь и головные уборы. Вот почему в покрое, общем силуэте и отделке русской одежды можно проследить  бурятские элементы. Известно, что женщины старожильческих русских селений Верхней Лены   носили шубы бурятского покроя - козлиные или  «ергачи», расшитые на груди цветным шелком (ФА ИГПУ).

А.А. Макаренко – известный русский этнограф, который в конце прошлого столетия находился в политической ссылке в Приангарье, зафиксировал там заимствованную у местных народов, в частности, промысловиков-охотников архаичную наплечную одежду, которая предохраняла от засыпания снега за ворот. Эта одежда - лузан - надевалась через голову, спускалась до пояса и при помощи ремня, продетого в оторочку нижнего края, затягивалась «под брюхо». Такой лузан из холста иначе называли «хвост». Исследователь отмечает его сходство с монашеским клобуком. На ноги надевались шерстяные (и меховые) чулки, поверх них - унты из оленьих (сохатинных, телячьих, коровьих, собачьих шкур, а также из шкуры дикой козы - «гуранины) -   «камусов» (шкурка с голени животного), сшитых  шерстью наружу. В дорогу обычно надевали исподки, вязанные из шерсти, а поверх них - мохнашки - овчинные рукавицы, сшитые тоже шерстью наружу.  Рыбакам шили волосянки – рукавицы, вязанные из конского волоса, взятого с хвоста животного.

Несмотря на некоторые заимствования, у русских Прибайкалья в XVIII столетии прочно сохранялась национальная одежда, о чем свидетельствуют данные К.А. Авдеевой – известной сибирской писательницы, относящиеся к XVIII столетию. «Наши прабабушки, - пишет она, - носили длинные шушуны, телогрейки, кофты разных фасонов, епанчи и шубы на меху, тулупчики и короткие, чуть ниже колен, шубочки. Из материалов особо отмечается бумажная материя «даба», употреблявшаяся менее состоятельными семьями на рубашки (мужские и женские), телогрейки и как подклад для верхней одежды. Фанза (род тафты) была в употреблении у людей более состоятельных для шитья рубашек и стеганой  одежды» (Авдеева, 91-94). О рубашках из яркой желтой фанзы и пышных праздничных безрукавных телогрейках на девушках Илимска писал в своих записках А.Н. Радищев (Кашин, 11-12)

Русские Прибайкалья переняли у аборигенов края и зимнюю нательную рoвдушную рубашку, а также некоторые виды меховой одежды - кухлянки, пaрки  из шкуры молодого оленя  и такие же штаны.

СОРОЧКА МУЖСКАЯ ВЫХОДНАЯ РУССКО-УКРАИНСКАЯ НАЧАЛА ХХ ВЕКА. АВТОР Т.М. БЕЛЯВСКАЯ. Г. НИЖНЕУДИНСК. ПРИНАДЛЕЖИТ НИЖНЕУДИНСКОМУ ИСТОРИКО- КРАЕВЕДЧЕСКОМУ МУЗЕЮКак известно, к концу XIX – началу XX века устанавливаются экономические связи России с Азией, в Иркутск приезжают купцы из многих стран, в том числе Китая, Монголии. Иркутск развивается как торговый центр Восточной Сибири. Именно в это время здесь появляются  и развиваются промыслы московские, суздальские, татарские, тобольские, енисейские. К середине XIX века прочно укрепляются ремесла золотых и серебряных дел, медных, столярных, резных, плотничество, каменное, кузнечное и прочее ремесло. Особое место занимает портняжество, которое, как известно, еще в 1799 году было освоено за речкой Ушаковкой в Казенном Ремесленном доме, где и стали работать ссыльные переселенцы.

Все эти социально-экономические, исторические, а также природно-географические условия жизни сибиряков сыграли существенную роль в формировании и развитии русского костюма, его стиля, покроя, орнамента.

Однако «…нужно  поражаться исключительно прочной привязанности первых переселенцев к старому укладу их жизни. Они умудрились не только не потерять  своих, веками воспитанных,  художественных навыков, но пронести их нетронутыми  через громаднейшие географические пространства и через столетия, не только не дали им заглохнуть, но и дали возможность на новом месте, в новых условиях расцвести пышным цветом» (Болдырев-Казарин).  Это определение, данное исследователем Сибири в отношении русского народного искусства,  в полной мере можно отнести и к особенностям одежды русских, которую отличает стойкое сохранение старинного покроя всех видов верхней одежды (с клиньями), наличие катанных шапок с наушниками, праздничной меховой одежды, а также использование меха в ее отделке, чулок из домотканины, активное присутствие красного цвета в некоторых видах обрядовой (свадебной) одежды (красная шуба, красная суконная юбка) и т.д.

Обширные территории расселения, изолированность отдельных мест, сырье, характер обычаев и условий существования явились причиной возникновения многообразных вариантов одежды, особенно меховой, которая употреблялась как в праздничные дни, так и в повседневной жизни и на промыслах. Это свидетельствовало и о том, что в самой России, даже в крестьянской среде, еще не сложился  единый национальный костюм.

Эволюция русского костюма в народной среде происходила медленно, мало поддаваясь внешним воздействиям. К началу ХХ века из существующих в прошлом  типов костюма наиболее распространенными были два: южнорусский с понёвой и среднерусский с сарафаном. Популярным стал комплекс юбки с кофтой.

Одежде русских переселенцев из северных губерний особых отличий не имела. Наблюдается   более скромный подход к выбору тканей, покроя, орнаментации, к использованию цветовых сочетаний и отделочных материалов  (Рис. 1, 2, 7, 8).

         В основном крестьяне шили одежду из собственного материала – шерсти, конопли, поскони, льна. Бедным семьям  платье приобретать приходилось редко. Если случались  приобретения, то это делалось поочередно – несколькими семьями в складчину, сначала для одного человека, затем для другого и так далее, даже ритуальная одежда (свадебная) была доступна для коллективного пользования. Семьи в Сибири были большие, и каждая в свою очередь  состояла из  малых семей – отец, мать, сыновья с женами и детьми. Порой численность русской семьи доходила  до 20 человек. Чем  больше семья, тем богаче она жила – достаток складывался из количества работающих. Заготовку сырья для одежды и других бытовых вещей проводили всей большой семьей, а шили женщины. Девочка с раннего возраста приучалась прясть, а затем и ткать. Девушки сами убирали лен, готовили не только одежду, но и другие необходимые в быту вещи – полотенца, одеяла и т.д.

ВАРИАНТЫ СЦЕНИЧЕСКИХ КОСТЮМОВ

                                p19_2.jpg (25172 bytes)